/ / Ювелирная работа

Ювелирная работа

06.09.2019

Ювелирная работа
Какими уставшими всегда выглядят хирурги в конце рабочего дня, а ведь работают они не до ночи. Официально. Часто- то приходится выходить и ночью, и в праздники, и в отпуске, в этой профессии с 9 до 18.00 работать невозможно, от хирургов зависит жизнь человека. Вот и заведующий отделением нейрохирургии больницы скорой неотложной помощи Ануар Джанкабаев тоже про это все наше интервью.
-Вот как прошел Ваш день, что вы к обеду такой измотанный?
-С утра планерки, обходы, прием плановых больных, операции, отчеты. Нагрузок очень много, потому что на врачей все навесили. На Западе, например, с хирурга сняли всю организационную волокиту, он занимается только операциями. Хотя контакт с больным должен быть, его надо все-таки знать в лицо. Я думаю отчасти и по этой причине у них там ошибок больше, чем у нас, я изучал это досконально. У них многие функции медсестры выполняют и другой персонал, нейрохирург, например, только смотрит в компьютере данные и с ними идет на операцию. Мы то ходим сами, изучаем, общаемся утром, вечером, наблюдаем, много с больными контактируем,
-Нейрохирурги – это высший пилотаж в хирургии?
-Это более тонкая микрохирургия, работает с очень чувствительными структурами, так что работа напряженная.
-Чего сегодня уже достигла микрохирургия?
-Я в нейрохирургии с 1997 года, могу сказать, что от хирургии она отделилась еще в начале прошлого века, тогда уже были нейрохирурги. Широкое развитие получила до войны, во время и после нее, начиналось все с элементарных трепанаций, а сейчас уже врачи дошли до глубинных отделов, которые были не досягаемыми раньше, оперируют с помощью микроскопов, делают практически все.
-Нейрохирурги должны обладать какими-то исключительными качествами?
-Скорее отношение к работе скрупулезное должно быть, это ведь филигранная работа. Нейрохирургия – это не травматология, не операции на брюшной полости, где открыли, зашили, вставили, тут очень тонкая и напряженная работа, наши ошибки сразу чувствуются их тяжело больные переносят. И операции длительные от 5,6 часов, бывало, что бригады менялись, потому что смена завершалась.
-А вот интересно, вы чувствуете себя немного Богами, все таки людям жизнь вторую даете?
-Богом я себя лично не чувствую, только хочу помочь, не сделать хуже по крайней мере. Не от меня зависит жизнь, я могу сделать операцию, а остальное решает кто-то над нами, ведь это он определяет день, пациента, его настроение, судьбу, энергию , кому то мягко все проходит, а на операции другого инструменты вышли из строя, наркоз не пошел, так что тут не мы одни решаем.
-Как вы относитесь к альтернативной медицине, сейчас же много нетрадиционных вариантов есть?
-В качестве реабилитации очень положительно. Но реабилитация нужна не моно, а комплексная, поэтапная. Мы назначаем, например, вначале массаж, ЛФК, иглотерапию, одними таблетками уже никто не лечит. Нужно смотреть каждый конкретный случай и решать, что делать, нуждающихся в реабилитации сейчас очень много. Даже, если 6,7% путей проходящих в спинном мозге сохраняют, человек сможет ходить. Но люди об этом мало информированы, не знают, какие чудеса творит реабилитация, что надо работать, мышцы должны двигаться, а не лежать.
-Еще вопрос такой личный, вы обращаете внимание на пациентов, мужчины они или женщины. Многие вас стесняются.
-Во время операции нас не интересует, кто на столе – мужчина или женщина, они пациенты, наше поле деятельности, хотя некоторые нас очень стесняются, особенно женщины, но повторяю нам важно помочь.
-Как вы восстанавливаетесь после работы?
-Все по- разному восстанавливаются, я в семье отдыхаю, читаю легкое, смотрю фильмы тоже легкие, по дому все делаю, но в огородах не копаюсь, конечно. Самое главное для хирурга – это сон, иначе тяжело работать. Мы начинаем с 7 утра, как заведующий я еще и в конце всех ухожу, сильно ребята загружены, много пишут, мне надо проверять за ними.
-Идут сейчас в хирургию молодые?
-Идут, но вот заметил, что среди последних резидентов из десяти только у двоих огонек горит в глазах, не смотря на загруз, низкую зарплату, нагоняи от администрации, просто хотят работать. Без такого вот желания в хирургию не надо приходить. У меня отец хирург, мать педиатр, они всегда говорили: «Хочешь научиться в профессии, тогда живи в ней!». Первые три года я в отпуск не ходил, жил своей работой, хотел все изучить, понять, мне это было интересно. Сейчас молодые другие, себя любят больше, а мы жили для других. Может быть молодые и правы, они и воспитывает наших пациентов, чтобы люди по другому стали относиться к медицине. Все только ее ругают, пишут жалобы, во всем винят медиков, но это не всегда так. Иногда люди сами себя доводят до больницы, запускают сильно, не следят за здоровьем, приоритеты другие у них. А надо, чтобы они понимали, болеть не выгодно!